телефон: +7 (812) 921-34-61
г. Санкт-Петербург, Захарьевская улица, д.29
Домой Задать вопрос психологу Любовный треугольник

Любовный треугольник

Андрей: “Мне 25 лет, живу в Красноярске, высшее образование, работаю начальником IT-отдела в одном из промышленных предприятий. У меня была семья, есть дочь Юля, ей сейчас 4 годика, и я ее очень люблю.
 
С моей будущей женой Татьяной мы познакомились 7 лет назад. Я ее любил, и, наверное, она меня любила тоже. Сразу стали заниматься сексом. Мы жили рядом и практически все свободное время проводили вместе, вернее, я так настойчиво к ней прилип, что, как говорится, “продыху не давал”. Встречались мы у нее дома, вернее, в доме ее родителей. В принципе, мы были счастливы, но у нас возникали ссоры, достаточно серьезные. Несколько раз мы даже говорили друг другу, что расстанемся, однако на следующий день я приходил, просил прощения, и все налаживалось.
 
Так продолжалось 2 года, в итоге Таня случайно забеременела. Мы предохранялись, и как это произошло, до сих пор не знаю. Очень испугались, И дело в том, что ни она, ни я не были готовы к браку (мы думали, что мы поженимся, но не сейчас, позже, через несколько лет, когда оба закончим учебу). Тем более, мы были не готовы воспитывать ребенка.
 
Она пошла делать аборт, я был с ней, через 10 минут из кабинета вышла медсестра и сказала мне: “Ваша девушка забилась в угол и плачет от страха – решайте что-нибудь”, – и я решил. Мы пошли и объявили родителям, что мы женимся, и у них скоро появится внук. Их это не шокировало, т.к. они догадывались обо всем.
 
Вскоре мы поженились. Летом у нас родилась Юля. Я был на 3-м курсе института, а Таня окончила университет на 6-м месяце беременности. Я стал работать. Работал где придется и кочегаром, и слесарем, и сторожем, институт не бросил. Оба очень уставали. Я то на работе, то в институте, она одна с ребенком. Приходил домой, стирал пеленки, водился.
 
Жили у ее родителей, отношения с которыми испортились совсем по разным причинам. То я “своим компьютером накрутил электричества”, то не прибрали, то помешали посмотреть телевизор и т.д. Они никогда не принимали меня за своего и с самого начала не хотели меня видеть в качестве зятя. Да я и сам не делал попыток добиться расположения ее матери и тем более отца, запои которого могли продолжаться по 3 недели. Жили по принципу «вы не лезете к нам, а мы к вам».
 
Сами мы стали проще относиться друг к другу, чувства ослабли, интимная близость была 2-3 раза в месяц. Уйти от родителей Татьяна боялась, т.к. не умела жить одна и вести хозяйство. А я особо не настаивал. Несмотря на все это, у нас было взаимопонимание, мы старались все делать вместе и помогать друг другу.
 
Спустя пару лет я нашел работу по специальности, я был очень рад, что меня, студента без диплома, взяли на работу. Эта работа захватила меня полностью, приходилось очень много изучать, узнавать, читать. На все уходило время, я оставался на работе, сидел перед компьютером дома, получая упреки, что я все время «торчу у своего ящика” и не занимаюсь ребенком.
 
Юля к тому времени уже подросла. Мои старания приносили свои плоды, я стал самостоятельно разрабатывать несколько проектов, через 10 месяцев меня назначили ведущим инженером. А самое главное, я начал чувствовать, что я могу сделать очень многое, что к моему мнению прислушиваются и спрашивают совета, что моя работа помогает людям и дает свои результаты. У меня появилась уверенность в себе.
 
Мне приходилось общаться с достаточно большим количеством людей, среди которых в основном были женщины, «конкретные пользователи», так сказать, заказчики.
Тогда в моей жизни появилась Оля. Она старше меня на несколько лет, замужем никогда не была, и детей у нее не было. Отношения у нас были исключительно деловые, мне очень нравилась ее заинтересованность, желание что-то изменить к лучшему. Мы быстро сработались и сделали вместе несколько проектов, она как консультант, а я как разработчик. Нас познакомили сразу, как я пришел на работу, и наши “деловые отношения” продолжались год.
 
И однажды, зайдя к ней в кабинет, я не увидел ее и понял, что мне необходимо общаться с ней, я хочу видеть ее, разговаривать с ней, улыбаться и видеть ее улыбку. Без нее этот кабинет пуст, и мне нечего тут делать.
 
Я был в шоке. Моя мама воспитала меня так, что я даже представить себе не мог, что можно думать еще о ком-то, кроме своей жены.
 
Когда Оля вернулась, во мне все переменилось, я не мог сдерживать себя и рассказал ей о своих чувствах. Она тоже была в шоке. Как она мне потом говорила, она не ожидала этого, хотя я ей нравился, но т.к. был женат, она воспринимала меня просто как приятного коллегу.
 
Потом все закрутилось и завертелось. На работу я просто летел, чтобы увидеть ее и поцеловать украдкой, мы оставались на работе, разговаривали. Я пришел к ней домой, прекрасно понимая, что там произойдет и что я изменю своей жене. Я человек очень ревнивый и никогда не думал, что со мной может произойти такое.
Татьяну обманывать я тоже не мог и через неделю все рассказал ей. Я сказал, что это не просто измена, а что я не могу так дальше и мне придется уйти. Она плакала и не могла понять, почему это произошло. Обратилась к психологу, который ей очень помог и, как она говорила, открыл на все глаза.
 
Я переехал к Оле, для всех это был шок. На работе никто не знал, и нам приходилось прятаться. Тогда мне казалось, что сделал такую страшную вещь, и ужасно раскаивался. Я был виноват перед всеми и, прежде всего, перед Таней, ей было очень плохо. Я пытался ездить к ним каждый день, разговаривать с ней, играть с ребенком, я не мог поверить, что это произошло со мной.
 
В голове был полный бардак, мне казалось, что еще немного и все кончится, я вернусь в семью, и все будет как раньше. У меня было как бы две жизни, одна там, в семье, а другая в Олиной квартире.
 
Может, вы не поверите, но это правда, с Ольгой я впервые почувствовал, что обо мне заботятся. В первый же вечер она постирала мне рубашку и носки, со мной такого не было с тех пор, как я ушел от родителей, в семье я все это делал сам, а она удивлялась, что я радуюсь таким простым вещам. Я был желанным и любимым и, наверное, долгожданным.
 
Но в тоже время была и другая сторона. До меня у Ольги были разные мужчины, как друзья, так и просто знакомые. Постоянно звонил телефон, кто-то приходил, кроме того, она не хотела рассказывать мне, кто эти люди и, как мне казалось, что-то скрывала.
 
Для меня это было абсолютно неприемлемо, я нервничал, не давал ей разговаривать, ругался. Она обижалась. Кроме того, она человек, который обижается и долго отходит, а я не могу, когда в доме стоит зловещее молчание – для меня лучше разругаться, высказать все и помириться.
 
Поэтому получался эффект снежного кома, маленькая обида – молчание – мой взрыв – опять обида, и т. д. Потом я понял, да и Оля сама мне говорила, что наши отношения намного выше всего того, что у нее было. Однако я не мог просто принять ее прошлую жизнь, я не знаю почему, мне казалось, что она скрывает что-то. Все это приводило к мелким стычкам.
 
Вскоре все звонки прекратились, кроме одного. Ей звонил бывший друг, с которым она общалась в течение последних 8 лет. После каждого его звонка был скандал, а он, как назло, звонил и звонил. Однажды я высказал все то, что я думаю об этом человеке по телефону, страшно орал и ругался матом. Я понимал, что не прав. Либо ты принимаешь человека таким, какой он есть, либо уходишь, но мне ничего не удавалось с собой поделать.
 
Было и хорошее, мы могли часами лежать ночью и разговаривать на разные темы, нам было очень хорошо в такие минуты, мне нравилось вместе делать что-то по дому, готовить еду. В душе постоянно боролись много разных чувств: это вина за то, что оставил семью и не сделал всего, чтобы ее сохранить; это переживания за маленькую Юлечку, которая страдала от этой ситуации больше всего, – она постоянно спрашивала, где папа и почему он с нами не спит; любовь к Оле – я понимал, что без нее мне будет настолько тяжело, что хоть на стену лезь (так было, когда она уезжала к своим родителям); это и мысли о Тане, которая при всем этом не становилась чужой, и я не хотел быть чужим для нее; это и ревность, и чувство собственника, и еще очень многое…
 
Я чувствовал, что жизнь покатилась под откос. Так, в подвешенном состоянии, мы прожили 11 месяцев. Все устали. Я обращался и к психологу, и к священнику, пытался просить совета у родителей. Но все советы сводились к тому, что я должен все решить сам. Но при этом мне хотелось, чтобы всем было хорошо, а так не бывает. Нельзя быть на двух берегах одновременно. Я был очень вспыльчив, раздражен, постоянно думал об этом. Единственное, что меня спасало и спасает до сих пор, – это моя работа, где, несмотря на все, я заработал место начальника отдела.
 
Потом Татьяна объявила, что будет снимать квартиру и жить с Юлей самостоятельно. Мне показалось, что я должен попробовать сделать все, чтобы сохранить семью, т. к. Таня надеялась, что я вернусь. Головой я понимал, что надо что-то делать, но уйти от Оли было тяжело. Я заболел, воспалилась поджелудочная железа. Но решение было принято. Месяц перед уходом мы прожили с Олей хорошо, он помогала мне, лечила меня.
 
Я сказал ей, что хочу пожить один и уйду. Ей было плохо, она взяла отпуск и поехала домой к родителям, а я переехал в снятую Татьяной квартиру налаживать семейную жизнь. Ребенок был рад, Татьяна пыталась создать уют, все делала по дому. А я просто лежал в депрессии. Днями и ночами. Таня мне помогала, она разговаривала со мной, к тому времени она сильно изменилась, она ходила к психологу, читала книги и пыталась развивать себя и помогать мне.
 
Была какая-то безвыходность. С одной стороны, я делаю так, как надо – для ребенка, для семьи, – пытаюсь все наладить. Но вся голова занята другим, вернее другой. Вы поймите, видеть ее во сне, приходить на работу и там разговаривать с ней (а мне нужно было это делать), думать о ней, пытаться найти для себя оправдание в том, что ушел, потому что она такая и такая, у нее куча недостатков и вообще все ее бывшие мужики достали. Но плохо ли хорошо, все равно думаю о ней, хочу я этого или нет.
 
Я пытался построить нормальные дружеские отношения с Ольгой, но вы сами понимаете, что из этого ничего бы не вышло. Я пробовал поругаться, но от этого становилось еще хуже. В результате я свалился на месяц в постель – грипп с осложнением на печень. Юля тоже заболела, и они с Таней вынуждены были ночевать у родителей.
 
Я остался один. Я читал В. Леви и “Диагностику Кармы” Лазарева и др. Мне казалось, что я хоть немного начал понимать себя и смотреть на жизнь другими глазами. В один вечер, больной, с температурой, позвонил Ольге и сказал, что приеду к ней поговорить. Приехал, она меня положила на кровать, укутала, поставила горчичники и напоила чаем. Легла рядом, я обнял ее, и больше ничего мне было не надо, только лежать рядом, касаясь ее спины и чувствуя, как пахнут ее волосы.
 
После этого я написал Оле письмо, в котором просил прощения за то, что обижался на нее. А Таня больше не приехала в нашу квартиру. Я прожил там один до конца срока аренды, а потом вернулся к Ольге.
 
Мы с Таней много разговаривали и понимали, что мы просто не можем жить вместе. У нас и сейчас полное понимание друг друга, даже лучше, чем было, когда мы жили вместе. Практически каждый день мы разговариваем по телефону, раз или два в неделю я езжу к ним, играю с Юлей. Татьяна для меня не чужой человек, как родственница, я доверяю ей и хочу, чтобы она была счастлива.
 
Недавно она сказала, что подает на развод в суд. Так, знаете, обычно сказала, как будто о какой-то мелочи. Я понимаю, что это все, но боюсь этого, не знаю почему и, наверное, не хочу. Сейчас я более-менее спокоен, вернулись старые проблемы, которые были у нас с Ольгой. Вернее, они стали немного другими. Я почему-то не могу доверять ей так, как доверял Тане. Иногда мне кажется, что она не любит меня так, как бы мне этого хотелось. И ей кажется то же самое. Она хочет семью, мужа, ребенка, И хочет не когда-нибудь, а сейчас. Ей 32 года, ей надо рожать. А вы понимаете, что мне сейчас не до этого, мне отдохнуть от всего хочется, поработать, сделать карьеру, в конце концов.
 
Хочется, чтобы тебя любили просто такого, какой ты есть (хотя мне кажется, что это сложно с моими отрицательными чертами), хочется быть нужным своей любимой женщине, чтобы тебе не говорили во время ссоры, что, “если я тебе не нравлюсь, иди поищи другую”. Короче, много чего хочется.
 
Хотя я понимаю, что измениться надо прежде всего самому. Надо научиться быть самодостаточным. А именно этого мне сейчас не хватает, хотя я стараюсь принимать жизнь такой, какой она мне дана, и радоваться ей, но, знаете, у меня это плохо получается. Надоедает иногда эта жизнь”.

Ответ психолога:

Для начала надо определиться с тем, что все таки важно для вас. Вы правильно понимаете, что все изменения начинаются именно с вашего восприятия себя. Необходимо определить, что важно для вас как для личности, какие ценности являются для вас центральными. Человек может любить, проявлять это чувство относительно другого, только тогда ,когда сам может проявлять такое чувство к себе. Любите ли Вы себя?
 
Далее возникает вопрос взаимодействия с женщинами. Что ищете вы в этих отношениях, и почему не остановиться на некоторое время и разобраться в себе, найти те переживания, которые мешают слышать себя, понять целостность восприятия и определить свои истинные желания, а не искать недостающие части в других. Возможно, что ответы на вопросы лежат в прошлом, и наиболее правильный путь – взаимодействие с психотерапевтом. Необходимо определиться и попытаться найти в себе силы ответить на эти вопросы.

Понравилась статья? Поделитесь ею в социальных сетях, и Вы поможете нашему проекту развиваться!

Содержание данной публикации представлено только в ознакомительных целях. Эта информация ни в коем случае не предназначена для постановки диагноза или замены работы квалифицированного специалиста. Для этого рекомендуем обратиться к надежному специалисту.

Подпишитесь на наш инстаграм

1 124 Читатели
Читать

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

Детская агрессия

Большинство родителей считают проявление ребёнком агрессивности поведением, отклоняющимся от нормы. Но всегда ли агрессивное поведение является деструктивным и асоциальным? Ситуативная агрессия Считать любое агрессивное поведение ребёнка...

Разница между психологом и психиатром

Огромное количество людей, переживающий тяжёлый психологический период в жизни, не знают, к кому им обращаться: психологу или психиатру. В этой статье мы разберем разницу...

Мой партнер – абьюзер. Как распознать психологическое насилие в семье?

Одной из главных составляющих счастливых и здоровых взаимоотношений является уважение и способность доверять. Но как же быть, если со временем эти компоненты утратили свою...

Как решить конфликтную ситуацию

Конфликт – состояние крайне неконструктивное вне зависимости от того, в какой среде он имеет место. Чтобы все прошло с наименьшими потерями, очень важно разрешить...

ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК

+7 (812) 921-34-61

Оставьте свой номер телефона, и специалист свяжется с Вами. Или позвоните нам по телефону центра: